4 октября 2011  

З чого складається шматочок степу? В один казан — трохи пекучої блакиті неба, багато сонця, ще можна додати відчуття гарячої сухої землі під босими нога- ми та подих гірського вітру на обличчі (але не такого, як буває у місті і не того, що дме з моря — а того, що народжується між скелями). Акцентом — запах полину з ледве чутною нотою водоростей та ялівцю, на додачу ще трішечки пташиних пісень і, на останок — відчуття свободи, впевненість, що вмієш літати не тільки донизу, але й догори...

подробнее >>

7 октября 2011  

В наш век  глобальных потрясений, информационной перенасыщенности, когда художники пытаются всеми средствами  воздействовать на  и без того раздраженную психику  человека, картины Алексея Храпко  предназначены для другого. Они заставляют нас чувствовать и думать.... 

подробнее >>

  

СТАТЬИ

 

В наш век  глобальных потрясений, информационной перенасыщенности, когда художники пытаются всеми средствами  воздействовать на  и без того раздраженную психику  человека, картины Алексея Храпко  предназначены для другого. Они заставляют нас чувствовать и думать. Небольшие по размеру, его работы имеют магическое свойство – если они заинтересовали  зрителя ,  то уже не отпускают его. Они затягивают , увлекают,  манят.  Фантазия художника пробуждает   фантазию смотрящего человека. Образы многозначительны и сложны. Его  «Женщина в белом» , «Городской ангел», «Синяя птица» , «Рождественская ночь» одновременно  непонятны и таинственны, драматичны и лиричны, поэтичны и романтичны. Когда автор пишет «Мой город»,то  в сознании каждого возникает свой город. Для кого-то он освещен розовой утренней зарей, а кто-то  видит последний багровый луч заходящего солнца. Иногда это каменные джунгли, где царит геометрическая правильность углов и линий и где сама человеческая личность уподобляется  роботу или знаку. В реальности, на полотне нагромождение домов , окрашенных в яркие, вплоть до насыщенного  розового, цвета. Архитектура, кажется, излучает всю яркость крымского солнца, впитанную в течении лета. Как известно, современное искусство полисюжетно по своей сути. Оно вариативно и дает беспредельную свободу фантазии созерцателя. Оно не  замыкается в ограниченные рамки одного законченного литературного толкования. Современное искусство провокативно и созидательно одновременно. Так и в  работах «Город», «Счастливая деревня» среди  хитросплетений линий, в этом философском ребусе, пытливый взгляд  неожиданно для себя отыщет  рогатую корову с игривым розовым хвостом,  распахнутое окно  или старинный буфет с зеркалом. Какой  удивительный ассоциативный ряд  выстраивает, подчас, наша память, наше сознание и подсознание.  То ли шум моря, оставившего на пустом берегу свои  дары - раковины, то ли раковины - цветы из детства заполоняют  наше мироощущение  при взгляде на морские мотивы Алексея   Храпко.

Художник – существо особо мыслящее,  особо видящее и чувствующее. Он по-иному видит этот мир — глубже и острее, ярче и эмоциональнее,  одновременно приглашая зрителя в увлекательное (посредством своего творчества) путешествие — постижение окружающей реальности. Живописец находит возможности и художественные средства, чтобы  заставить свои краски  сотворить иллюзию увиденного в природе. При этом каждый  интуитивно постигает законы гармонии и колорита, красоты и меры. Работы  А. Храпко  не портреты предметов  и явлений. Его картины — это ощущения, это — эмоции, излучаемые морем, степью, городом. Сюжеты его полотен без временной конкретизации  и определенности места действия. Живопись художника интеллектуальна и интуитивна одновременно. В произведении не фигуративном  цветовая выразительность,  даже «сюжетность»  цвета — основа художественной  выразительности создаваемого образа. Поэтому в арсенале  живописца уверенное владение созданием тонкой колористической гаммы и цветового контраста ,  яркого эмоционального акцента и  композиционной и цветовой  уравновешенности  пятен и линий. Пейзаж в картинах автора не изображается в виде конкретных деревьев, трав и кустарников. Это, порой, разной тональности и цветовых градаций пятна, за которыми  могут лишь угадываться реальные предметы и объекты. Цвета красок, линии, тон, ритмы линий и пятен, их взаимоотношения и взаимодействия становятся  на плоскости полотна  жизнью. В некоторых работах, напрочь, отсутствует линия. Эти полотна  —пятна, нагромождение пятен, иногда, даже хаос пятен. И только незначительная корректировка кистью придает им конкретность. Все полотно держится на воображении, на угадывании. Мир его картин бесконечен по сложности рождаемых ощущений и ассоциаций,  он бесконечен в пространстве и времени. У его живописи иная система координат —  аналитическая отрешенность.  Работы художника кажутся созданными на одном дыхании, в одном порыве. Им присущи, одновременно, спонтанность, мгновенность и ситуативность. Особенно это касается  написанных им портретов. Все они объединены особой утонченностью, порой, хрупкостью образа. Герои, вызванные к жизни рукой художника, кажутся  нам нереальными, похожими на лики святых, пророков или отшельников. Они проникнуты внутренним духовным светом, если хотите, сиянием.  Лица на портретах  Алексея изменчивы — иногда  они призрачны и эфемерны, а иногда весомы и полнокровны. В этих произведениях автор находит индивидуальный для каждого образа сильный, звучный аккорд , линию, объясняющую суть характера человека, хранящую его духовные черты.  Это дополняется и усиливается колоритом работ — спокойным, построенным на тонких нюансах цвета и тона. То ложась  на полотно неясной, излучающей свет дымкой, то обретая  вес и глубину — цвет — всегда  эмоциональный стержень.

   Очень интересны  по своим живописным находкам  небольшие по размеру  пейзажи крымских степей.   Сдержанное многоцветье  киммерийской  степи, пышащей жаром, колышащееся море сухого разнотравья, почти расплавленный  воздух  — все это автор передает лишь с помощью цвета. Избегая излишней изобразительности, он  создает  удивительное,   эмоционально верное отражение реальности.

… Живут два человека. Порой в разных городах и  даже  странах. В какой-то момент   их пути пересекаются, сходятся, соединяются.  И вот они уже не мыслят иной жизни для себя. Кто совершает это чудо? Как рождается любовь? Судьба? Звезды? Божественное провидение? Алексею повезло, он нашел  спутницу жизни, в которой  объединились три ипостаси — любимая женщина, муза, дарящая вдохновение, и коллега художник.  Анна Храпко  — художница, пребывающая в  плодотворном периоде  поиска  своей творческой индивидуальности, своего неповторимого  живописного почерка, своего «лица». По  колористическому характеру  ее полотна  явственно подразделяются на несколько групп. В первой  из них  очевидно преобладание синих, голубых и белых оттенков цвета. Динамика колорита словно следует за  душевными движениями  художницы. Разная степень напряжения цвета определяется  колебаниями световой и тональной насыщенности: от легкой, прозрачной  голубизны до ослепительной  светозарности  белого. Сделано это  совершенно умышленно, ибо автор  хотела подчеркнуть, что создает  далекую от жанровой конкретности  картину-притчу, картину-размышление, картину-поиск. Очевидно, что изображенное на полотне всегда запечатлевает полет фантазии художника , но оно так же отражает и чувственную сторону  человека. Образы , созданные кистью Анны,  полны  кристальной чистоты и  особенного  « утреннего»  начала,  ощущения нового дня, зовущего к  глубокому самосозерцанию и самосовершенствованию.  В творческом багаже  молодой художницы  есть несколько   чудесных декоративных работ. Они, одновременно , результат и доказательство поиска ею оригинального стиля и  пластического языка.  Автор  декоративно-символически  преобразует реальность, делая упор на  линейную выразительность и  перенося на холст лишь  основные черты  изображаемого объекта, избегая деталей и  подробностей. Тонкая гамма прозрачных локальных цветов  органично дополняет   выбранное композиционное решение. Было бы неверно противопоставлять  эти два направления  в творчестве  Анны, поскольку  в  каждом  из них ставятся и решаются сложные живописные задачи, связанные с выразительностью  цвета  и его психо-эмоциональным  воздействием . Иногда в ее картинах цвет   пронизан неземным  неведомым трепетом, иногда  это — цвет-метафора,  цвет-символ.  Анна тонко чувствует  пейзаж , для нее состояние природы  сродни  душевному состоянию человека. Поэтому некоторые  произведения этого жанра у художницы не несут сюжетной нагрузки, они лишены привязки к конкретному месту и времени,  они воспринимаются как нечто  условно- символическое.

          Влюбленные люди часто смотрят на мир  «одними глазами», особенно когда  помимо  романтических чувств  их связывает  любимое дело. В случае  наших героев — это пристальный интерес к неприметным мелочам окружающего нас мира. Такое соавторство привело к рождению  своеобразной серии  « портретов» предметов быта. Художники  увидели красоту в мире обыденных вещей, делая героями  своих  работ кофеварку и чайник, плоскогубцы и курительную трубку,  чашки и кувшины, горсть черешен,  россыпи  груш, гранаты и яблоки. Вещи, которые ежедневно  окружают нас, настолько плотно  входят в наш мир, что, порой, становятся  «невидимыми». И мы уже не замечаем, как вычурно изогнут носик чайника,  как загадочно поблескивает медная кофеварка, какой выразительный силуэт у  курительной трубки. Авторы открывают поэзию мира обычных вещей, вновь и вновь напоминая нам забытую истину о том, что мир вещей ---- часть мира человека, причем, не только материальная, а и эмоциональная. Ведь давно подмечено, что  предмет не только создает  эффект присутствия человека в картине, а и повествует  о его жизни и  характере.

     Мировосприятие , отраженное в картинах молодых художников, несет в себе  огромный позитивный жизненный заряд. Реальность  за окнами их мастерской далека от  состояния безмятежной идиллии ,  но  сохранение  душевного темперамента  уже само по себе  источник  творческой энергии.

   Наши авторы молоды  и талантливы.  Они в начале увлекательного пути под названием творчество. Они не боятся труда и поиска. Живопись -- это их судьба , их  призвание и очень интересно увидеть их  новые идеи, новые картины,  новые достижения.

Т. Гончаренко 

 искусствовед, зав. лабораторией композиции  НАОМА, Зав. фондами  кафедры живописи  и композиции.